Однажды, когда Свами Вишну Дэв путешествовал в медитации

Однажды, когда Свами Вишну Дэв путешествовал в медитации в тонком теле, некие неземные существа, которые передвигались в тонком космическом пространстве на вимане, вступили в мысленный контакт с ним. Они предложили показать уму окрестности солнечной системы.

Сначала Свами Вишну Дэв общался с ними мысленно, затем они появились прямо перед ним, как светло-серые человекообразные фигуры внутри вимана. В тот же миг, когда он мысленно дал согласие, Свами был втянут внутрь корабля и обнаружил себя в небольшом помещении, напоминающем научную лабораторию. Если бы это произошло в физическом мире, наверное, Свами был бы очень удивлен и хорошо бы подумал, прежде чем принимать такое предложение. Но в тонком теле он уже давно разучился удивляться чему бы то ни было, потому что тонкий мир сам по себе чрезвычайно загадочен, мистичен и таинственен. В нем не имеют значения условности и законы нашего земного мира, там важны твой уровень осознанности и твоя энергия. Каждый там виден таким, каков он есть в реальности.

Снаружи виман казался не таким уж большим — семь-двенадцать метров в диаметре, но когда он попал вовнутрь, то обнаружил, что он гораздо больше, по его оценкам он мог достигать в диаметре нескольких километров. Это был целый звездный корабль, наполненный множеством разумных и сверхразумных существ.

Корабль стремительно взмыл вверх. Свами наблюдал через огромный экран как удаляется Земля. Подъем был настолько стремительным, что буквально через несколько секунд он увидел Землю размером с теннисный шарик.

Свами подумал: «Сбылась моя мечта — посмотреть на Землю из космоса!»

Корабль приближался к Луне. Он находился в ясном сознании, внимательно слушая разъяснения обитателей корабля. Они объясняли свои цели, устройство вимана, также они немного поговорили об обстановке на Земле. Их беспокоила земная экология, эгоистичное отношение человечества к Земле, в частности, чрезмерная добыча нефти людьми, что, по их мнению, нарушало баланс в тектонических плитах и могло привести к разным будущим проблемам.

Затем речь зашла о будущем Земли, и они словно на экране показали варианты будущего нашей планеты и человечества. Увиденное заставило Свами Вишну Дэва задуматься — куда же движется человеческая раса? Кто вообще управляет развитием земной цивилизации? Почему люди действуют беспечно, без какого-либо стратегического плана?

Затем в одном из залов он увидел большую группу людей, человек двести, это были души землян, наших соотечественников. Все они стояли в длинной очереди и были подобны сомнамбулам, как бы спали, хотя их глаза были открыты. Они подходили по одному к некому аппарату, где с ними что-то проделывали. Эти души были просто втянуты в это пространство без их ведома. Как мне объяснили ученые из этой лаборатории, процесс был схож с вакцинацией или внедрением тонкоматериальных имплантатов для их же блага.

Он снова задумался: как много в мире происходит странных, удивительных, таинственных вещей, о которых даже не подозревают обычные люди, поглощенные повседневной суетой. Но так уж мы устроены. Наше сознание отсекает все мистическое, жестко фиксируя нас на внешнем обыденном мире. Вселенная сужается для нас до привычного обывательского мирка. Мы изгнали дух тайного, сакрального, священного из нашей жизни ради комфорта, стабильности и удобства. Мы понимаем только то, что хотим понимать, то, что нам привычно. Мы перестали интересоваться вещами, которые выходят за грань нашего понимания, сосредоточившись лишь на том, что дает удобство, комфорт и исполняет человеческие желания. То, чего мы не знаем, как бы и не существует для нас. Но разве все это куда-то исчезло? Разве тайна жизни перестала существовать?

Комментариев: 0

Встреча Свами с виманом

Встреча Свами  с виманом

Однажды, выйдя из тела, Свами Вишну Дэв обнаружил пространство, которое было насыщено сильными чужеродными вибрациями. Эти вибрации были тонкими и создавали мощный гудящий фон. Пытаясь обнаружить их источник, Свами сосредоточился и полетел к их центру. Он оказался внутри огромного ангара. В этом ангаре стоял настоящий виман — космический корабль, на котором передвигались божественные существа.

Виман имел обтекаемую дисковидную форму и состоял из серебристого металла. От него шел мягкий свет. В центральной части диска он увидел сияющую надпись на незнакомом языке, буквы напоминали санскрит. Эта надпись излучала особую гудящую и как бы жужжащую вибрацию. Она словно была семенем, семенной мантрой этого вимана. 

Вибрация мантры и создавала гудящий фон.

 Свами Вишну Дэв стоял буквально в трех метрах от поверхности вимана, рассматривая его с благоговейным восторгом. От него исходило нечеловеческое грозное величие, и все время, пока он стоял, его не покидало ощущение божественной мощи, силы и какой-то нечеловеческой чужеродности. Свами понял, что этот виман имеет какую-то связь с ним, и вибрация предназначалась для него. Поэтому, сосредоточившись, Он как бы впитал ее, запомнил вибрацию мантры своим тонким телом, чтобы в будущем через нее находить этот виман и связываться с ним из любой точки пространства. 

Комментариев: 0

История из жизни Свами Вишну Дэва

Выпуск Свами Вишну Дэва

Шел июль 1988 года. Набирала обороты перестройка, повсюду начали говорить о новом мышлении, гласности, демократии. Повеял ветер перемен. Коммунистическая идеология, формально оставаясь у руля, реально начала понемногу отступать. На Украине стало популярным быть националистом. А националисты не очень-то любили «имперских» военных.

Рядом с училищем, на Красной площади, на Подоле, все чаще устраивались «провокационные» митинги и демонстрации общественных организаций, типа «Громада» с антикоммунистическими лозунгами. Мы, переодевшись, тоже ходили на них, чтобы «пошпионить».

Понемногу стали публиковаться книги по эзотерике. Внезапно стали модными экстрасенсы, колдуны и астрологи. Мир менялся на глазах. Люди собирались на улицах, пели, играли на музыкальных инструментах, свободно выражали свои мысли. В Киеве повсюду, на площадях, в подземных переходах можно было увидеть толпы людей, которые обсуждали политику. В воздухе запахло чем-то новым.

Создавалось впечатление, будто всеми людьми одновременно овладело Нечто, что производит грандиозные перемены. Но для нас, курсантов, это еще была и горячая пора.

Мы учились, учились, учились и завершали сдачу выпускных экзаменов. Это было время настоящей эйфории для всех, время праздника и приятных хлопот. Позади четыре года службы, дисциплины и учебы!

На классной доске кто-то написал букву «л» и после сдачи каждого выпускного экзамена приписывал к ней по букве: «е», «й» «т», «е» и т.д., пока не получилось слово «лейтенант».

Свами Вишну Дэв успешно сдал все выпускные экзамены, философию, политэкономию, историю, психологию — на «отлично», кроме кораблевождения, которое просто не любил.

Впереди открывалась новая жизнь, каждого ждали заветные лейтенантские погоны, кортик и диплом о высшем образовании. Его одноклассники были молоды, полны энтузиазма и желания изменить что-то в этом мире, или, на худой конец, сделать карьеру и хорошо устроиться в жизни.

Он тоже очень ждал выпуска, но не так, как это делали мои одноклассники. Меня ждала вожделенная свобода. Свобода жить так, как он хотел — быть тем, кем он хотел, отшельником-садху.

Он выполнил обещание, данное родителям. Он сдержал свое слово.

После экзаменов на главном плацу училища прошел торжественный выпуск, который произвел на всех огромное впечатление. Мы все так ждали этого дня! Мечтали о нем, когда убирали снег на плацу, ходили из года в год на парадах, драили полы с мылом в кубриках, несли вахты и дежурства, стояли в нарядах на камбузе и караулах.

Наконец-то, долгожданная свобода!

Все его сослуживцы были полны надежд и ожиданий. Кто-то рвался на Север за должностями и звездами, полуторными окладами, полярными надбавками (полярками), быстрым карьерным ростом, кто-то мечтал остаться в Киеве, кто-то хотел попасть на большой корабль, на хорошую самостоятельную должность.

Но Свами Вищну Дэв думал совсем о другом. Думал о предсказаниях, о том, как ему побыстрее уволиться из вооруженных сил и устроить свою жизнь для практики йоги в уединении, о том, как бы ему не слишком огорчать родителей своим решением об увольнении. Он хотел сказать им: «Мое обещание выполнено, теперь он ничем не связан». Но не все оказалось так просто.

В законодательстве совершено неожиданно появилась статья закона, разрешающая офицерам увольнение по собственному желанию только после пяти(!) обязательных лет службы после окончания военного училища. Он почувствовал, что его надежды на будущее увольнение и жизнь садху в уединении лопнули как мыльный пузырь. Еще пять лет!

Какая-то часть моего «Я» взбунтовалась. Казалось, что это невыносимо, но с другой стороны Свами Вишну Дэв всегда жил, что называется, без надежд и страхов, и принял это с каким-то спокойствием, даже безразличием. Он давно привык играть чужие роли. Уже давно, очень давно он жил не так, как хотел бы, в чуждой ему культуре, и плюс-минус пять лет ничего не решали. Он привык постоянно жить в тайне, быть «своим среди чужих, чужим среди своих», маскировать свои взгляды и опыты — это стало уже второй натурой. Именно так всегда жили и живут сейчас сиддхи, существа из других миров среди людей, некоторые маги и колдуны.

Ничего не поделать. Люди и садху живут в разных вселенных. Между ними есть огромная мировоззренческая, этическая, смысловая и ценностная пропасть. Еще он имел предсказание своего Гуру и верил в него.

Служба его совсем не тяготила, как не тяготило вообще ничего из мира людей. Она меня вообще не волновала, хоть и занимала много времени. Игра, она и есть игра. Все происходило как бы естественно, автоматически. Его больше волновала его садхана, а ей ничто не могло помешать.

Итак, Свами Вишну Дэв смирился с этим и принял свою судьбу. Он провел свой первый офицерский отпуск дома, у родителей, а затем поехал на Север в Североморск, в отдел кадров политуправления Северного Флота.

С первых секунд пребывания в Мурманске он ощутил удивительную магическую, волнующую атмосферу Севера. Сам воздух, энергетика… Это было именно то, что ему нужно!

В Североморске он провел первые два дня в гостинице «Ваенга». Все это время он никуда не выходил, пребывая в глубоких медитациях. Удивительно, как хорошо здесь шла медитация!

Он часами лежал, сидел в медитации, не ощущая своего тела и почти не дыша.

Здесь был очень суровый климат, полярные дни и ночи, девять месяцев зима, но атмосфера была весьма благоприятной для практики.

На третий день Свами Вишну Дэв отправился в политуправление штаба КСФ, в отдел кадров. Там он представился и после недолгой беседы с офицером-кадровиком в чине капитана второго ранга получил назначение в седьмую оперативную эскадру, в сорок восьмую бригаду, на эсминец «Своенравный», на освобожденную должность секретаря комитета комсомола, с перспективой стать на нем же зам. командира боевой части. На этом же корабле на должность зам. боевой части семь получил назначение мой одноклассник по училищу Ростислав Алферов. Он прибыл сюда на месяц раньше и помогал ему освоиться в первое время.

Прошло время, он освоился на корабле. Жил в двухместной каюте с другим офицером который был старше его на два года. Это было время, когда начала слабеть коммунистическая идеология, и критика КПСС понемногу раздавалась со страниц «демократических» газет и журналов. К политработникам стали относиться с неприязнью, хотя открыто и прямо этого никто не высказывал. Но был отчетливо слышен глухой ропот.

Свами Вишну Дэв попал в странную ситуацию, он вовсе не хотел служить, не поддерживал идеологию КПСС, а меня (и других) почему-то окружающие считали ставленниками и функционерами КПСС. Он специально в связи с этим дал интервью в Североморской газете (ее редактор был моим знакомым, выпускником нашего училища), где выступил против бюрократизации и догматизма КПСС, заявив, что не хочу быть партийным функционером. Статья так и называлась «Не хочу быть функционером». Острые статьи постепенно стали входить в моду в то время, хотя позиции партии еще были очень сильны.

Он служил на корабле, и его успехи были замечены замполитом. К тому времени корабль принял участие в сопровождении учений на Ферреро-Исландском рубеже. Мы сходили в дальний поход к Фарерским островам, затем на Новую Землю, и встали на ремонт в мурманский завод в поселке Роста.

Он учился нести офицерские вахты. Моя медитация тем временем нарастала день ото дня.

Он мог хорошо медитировать в своей каюте. У него по-прежнему было много энергии, и он постоянно хотел сделать что-то хорошее для корабля и своих матросов. Каждое воскресенье, вместо того чтобы идти по своим делам, он водил матросов в город в кино, музеи или кафе. Замполит корабля, мой непосредственный начальник, заметил мое рвение и философский склад ума.

Через некоторое время офицеры из политотдела судоремонтной бригады начали искать кандидата на должность помощника начальника политодела в Военно-морскую школу в Североморске, и его начальник капитан третьего ранга Евгений Анатольевич Литвинович рекомендовал меня. Так он пошел на повышение. В двадцать два года стал помощником начальника политотдела.

Свами Вишну Дэв переехал в Североморск, ему выделили служебное жилье рядом с частью, свой кабинет, ввели в круг обязанностей. Все это происходило естественно, как бы само собой, почти без моего участия. Мое умение хорошо ориентироваться в политических событиях, писать статьи и ясно излагать свои мысли, самостоятельность, ответственность и концентрация импонировали начальству. Он был на хорошем счету и вовремя получил очередное звание — старшего лейтенанта.

Он почувствовал себя более свободным и независимым. Независимым настолько, что осмелился дважды выступить с критикой коммунистической идеологии — один раз на гражданской комсомольской конференции г. Североморска, другой — на общефлотской комсомольской конференции Северного Флота. В присутствии адмирала — члена военного совета, начальника политуправления Северного Флота, он заявил, что у коммунистической идеи в том виде, в каком она сейчас подается, нет перспектив, и идеологию коммунизма надо реформировать на основе идей духовности. В качестве образцов духовности он упомянул философию и практику йоги, веданты и буддизма.

Многие были в растерянности от его выступления. Никто не ожидал этого.

Он вовсе не был против самой партии, он был за реформу ее идеологии. Идеология нуждалась в новых идеях, людях, формах работы, и он хотел насытить их духовным подходом, потому что хорошо видел, что если эту реформу не осуществить, то это сделает сама жизнь. Время показало, что он был прав.

В те времена говорить с большой трибуны такие вещи молодому лейтенанту, пришедшему служить на флот только после училища, было неслыханной дерзостью, и он хорошо понимал, чем это могло закончиться. Он совсем не был наивен. Хоть на дворе и шла вовсю перестройка, еще никто не догадывался, к чему она приведет. КПСС обладала реальной властью и всемогуществом, и сказать такое в то время было равноценно тому, чтобы поставить крест на своей карьере. Но именно этого он и хотел.

Он думал, может, меня уволят побыстрее, и он, наконец, смогу открыто жить как санньяси, в соответствии с тем, что говорил Гуру.

Выступление Свами Вишну Дэва произвело эффект разорвавшейся бомбы. В то время никто из политработников не смел критиковать КПСС с высоких трибун, шептались — да, но вот чтобы так… В газетах, таких как «Комсомолец Заполярья», «Североморская правда» вышло несколько «разгромных статей», посвященных моему выступлению. Однокурсники по училищу, выступая с трибун, «гневно клеймили» его выступление на этой конференции. Его одноклассник Игорь Иванович, подойдя к нему в перерыве, сказал, что не ожидал от него такого. Он морально поддержал его, но спросил:

— Зачем тебе это нужно — идти против течения? Ведь это огромный риск! Есть все шансы быть уволенным, исключенным из партии. Зачем из-за большой политики губить свою карьеру в самом начале?

Свами Вишну Дэву трудно было объяснить ему, чего он добивался. Он ничего не боялся, во-первых, Он верил и чувствовал, что развал СССР произойдет очень скоро, во-вторых, и сам хотел, чтобы его побыстрее уволили. В-третьих, для Свами это была игра, иллюзия, которой он откровенно наслаждался и развлекался. Он играл, но военно-партийно-комсомольский мир вокруг меня принимал это всерьез, бурлил, обсуждал мои идеологические позиции и «ошибки». Ведь он был садху, ищущим суть вещей. Какое ему было дело до карьеры и политики? Но так складывалась моя карма, что приходилось играть во все это.

Многие ожидали, что Свами накажут. Его начальник и сослуживец из политотдела Виктор Кучин сказал, что он вышел на трибуну и своим выступлением отобрал погоны капитана первого ранга у своего начальника, нач. политотдела капитана второго ранга Маршикова.

Но, к удивлению всех, произошло все наоборот. Он был вызван на ковер к адмиралу зам. начальника политуправления СФ, и честно изложил ему свои взгляды. Его искренность, политическая грамотность его удивили. Мы долго беседовали о кризисе старой идеологии, необходимости новых идеалов, смысле жизни и службе. Он, вместо того, чтобы упрекать меня, начал оправдываться передо мной. Он увидел искреннего, усталого человека, который понимает меня, но в силу своего положения стремится хоть как-то поддержать баланс.

Свами Вишну Дэву после этой конференции предложили… повышение, самостоятельную должность на сторожевом корабле. Он отказался.

 

Комментариев: 0

Мои впечатления об Академии адвайта лайя-йоги и Учителе Свами Вишну Дэве

Помню, еще несколько лет назад мы с друзьями считали, что настоящая йога возможна только в Индии. Сначала мы изучали тантру, потом буддийские тексты, дзен, в общем направление развитие было неопределенное, скорее комплексное – такое же как у большинства эзотериков.



Постепенно от буддизма мы добрались до текстов по учению адвайты. В адвайте была та же глубина, что и в буддизме, но, помимо этого, в адвайте прорабатывалась хорошо йога, которой мы уже активно занимались. В общем, пройдя стандартный путь от понимания, что за словом «йога» кроются не просто упражнения и тренинги сознания, а настоящая внутренняя трансформация, мы стали искать это основное учение – и адвайта оказалась самой высшей философией в этой сфере знаний.

Мы много читали индийских учителей об адвайте, а однажды случайно нашли в интернете лекции учителя адвайты Свами Вишну Дэва. Признаться, после первого прослушивания мы были огорошены, настолько емко, практично и в то же время глубоко была подана информация об адвайте и его учении лайя-йога. Сначала мы думали найти этого учителя и съездить к нему в Индию (думали, что он выучился лайя-йоге там и живет там), стали искать о нем информацию, вышли на старый еще его сайт – и узнали, что живет он в России. И возглавляет серьезное заведение: академия адвайты Лайя-йоги. В академии, как мы поняли по их сайту, изучается лайя-йога и адвайта, и расписан курс 12-летнего обучения. Люди практикуют в академии йоги в статусе монахов. Некоторые из моих друзей достаточно скептично отнеслись к русскому мастеру адвайты – ладно инструктор, а когда держатель традиции лайя-йоги – это серьезное заявление. Но я продолжал слушать лекции Свами Вишну Дэва об адвайте, а также изучать информацию об этой академии адвайты и лайя-йоге. В целом, меня не смущало «русское происхождение» школы, но если это серьезная школа, то у нее должны быть в прошлом серьезные учителя, там более, что в ее традиции значились натхи, а их король – Шива.

Мне понравилась история, которую я услышал в одной из лекций. Один из учеников Свами Вишну Дэва, который обучался в академии адвайта лайя-йоги, тоже думал, что настоящее освобождающее учение можно получить только в Индии и поехал туда к какому-то гималайскому святому. Проделав длинный путь, он пришел к нему и сказал: прошу вас, передайте мне методы для достижения освобождения. Это святой сказал: зажми пальцем одну ноздрю и сделай вдох. Затем зажми другую и сделай выдох. Это высшая практика приведет тебя к освобождению. Это ученик был в шоке, потому что именно эту пранаяму он практиковал в академии адвайты лайя-йоги.

В общем, я занялся изучением учителей лайя-йоги – линией передачи, она оказалась очень обширной, и действительно, там почитался Шива через традицию натхов – Матсиендранатха и Горакшанатха. А основным учителем самого Свами Вишну Дэва, тем, кто передал ему лайя-йогу и посвятил в адвайту, был Брахмананда Шива Прабакара. Этот святой не был известен в наших кругах – мои знакомые ничего о нем не слышали, хотя утверждалось, что он великий йог. Но я бывал в Индии, и могу сказать, что там не только те святые, что приезжают к нам, есть множество других, о которых мы не знаем, у них просто другой образ жизни.



В имени Брахмананда Шива Прабхакара тоже фигурирует Шива, видимо, он владел какими-то посвящениями шиваитской школы (или натхов). Все последователи Шивы верят в закон кармы — в то, что каждый должен пожинать плоды всех действий, которым он был причиной, — и в то, что каждая душа продолжает перерождаться до тех пор, пока все кармы не растворятся и не достигнется мокша, освобождение. Я усмотрел эту связь еще потому, что в более поздних книгах Свами Вишну Дэв много писал и комментировал тексты о кармических законах, видимо это базовая составляющая академии адвайты лайя-йоги, что не может не радовать – потому что многие мастера современной адвайты с законами кармы не работают, просто говорят «будь здесь». Для меня такой подход однобок, так что жизнь Брахмананда Шива Прабхакары заинтересовала меня. Брахмананда необычен тем, что прожил 750 лет в одном теле, при этом это его тело где-то медитировало в пещере, а его сознание вселялось в тела недавно умерших людей и выполняло определенную миссию, а также он мог запросто создавать двойников. Брахмананда Шива Прабхакаре приписывают создание йети (снежного человека), что очень интересно. А что самое удивительное, что он учил множество известных учителей – Шанкару, Рамакришну, Вивекананду, Амму – всех не вспомню, но список солидный. Так что в академии адвайты лайя-йоги должны быть серьезные передачи сохранены. Пока я думаю над тем, чтобы пойти в монахи, мне кажется я еще к такому не готов, но такая школа, у которой есть практики Брахмананды Шива Прабхакары – это, конечно, для России очень круто.

Комментариев: 0

Статуи на берегу моря - эпизод из детства Свами Вишну Дэва Гири

 


Детство Свами Вишну Дэва проходило на Черном море, под шум прибоя морских волн и молчание скал. Как только начинался купальный сезон, он с друзьями не вылезал из воды, пока не наступала осень. Особенно они любили пляж, который называли «Скалки». Он так назывался, потому что там не было ни песка, ни топчанов, ни удобных мест для отдыха приезжих. Были лишь скалы, камни, поросшие водорослями, гроты, в которых плескались волны, и галька. Этот пляж всегда был безлюдным, да и вообще это не был пляж, а просто скалистый берег моря. Свами Вишну Дэв мог сидеть на нем часами и даже днями.

Ему так понравилось это место, что он начал бегать по утрам к этим скалам. Родители считали, что он делает утреннюю пробежку, и он действительно бегал в спортивном костюме, но он просто бежал к этим скалам и волнам, чтобы посидеть рядом с ними, как будто ожидал от них какое-то послание. И однажды это послание пришло.

Придя как-то раз на берег и выбрав место для сидения, СадГуру Свами Вишну Дэв Гири увидел справа от себя, метрах в пятидесяти целую группу из больших странных камней, которых еще сутки назад здесь не было. Присмотревшись получше, он пришел в изумление — это были не камни, а большие трех-пятиметровые каменные статуи, которые стояли как ни в чем ни бывало на берегу моря. Вот — человек, стоящий на одной ноге в странной позе, а вот — женщина, сидящая на земле, подогнув одну ногу, вот — гигантская рыба, застывшая у воды…

Статуй было более десяти, Свами Вишну Дэву не пришло в голову их пересчитать. Откуда они взялись здесь? Кто их мог сделать? Может, какой-то скульптор вытесал их из камня за одну ночь? Может, кто-то привез их из музея? Но он понимал, что это невозможно. На них были водоросли, словно статуи находились здесь сотни лет. Они были гигантскими. Свами хоть и был ребенком, школьником, но мыслил абсолютно трезво и логично. То, что он видел своими глазами, было по меркам нашего мира невероятным, невозможным. Но оно было прямо перед моими глазами!

Его ум отказался анализировать, он просто принял это, как будто так и должно быть — без раздумий. Просто сидел и смотрел на статуи…

После этого случая он долго не ходил в это место, а когда пришел снова, то статуй больше не было. Они исчезли.

Море, скалы и камни передали ему свое послание, и он его получил. Свами Вишну Дэв не мог выбросить из головы эти статуи на берегу лет десять. Уже повзрослев, несколько лет подряд он снова и снова приходил в это место, пытаясь обнаружить хоть какие-то следы этих статуй. Но ничего не было. Осталась лишь его память, которая хранит это более тридцати лет, как самое удивительное событие в жизни.

 

 

Комментариев: 0

Блаженство и Великая Мать в жизни Свами Вишнудевананда Гири

Шел 1975 год. Свами Вишнудевананда Гири исполнилось восемь лет. Он учился во втором классе средней школы номер пять. По совету отца он записался в секцию дзюдо-самбо при стадионе «Чайка» к тренеру-чемпиону Белозерову Виктору Тихоновичу. Учился я на «хорошо» и «отлично», но вот с поведением было не очень. Его неуемная энергия приводила к постоянным шалостям, и конечно, записям в дневнике, которые Шри Свами Вишнудевананда Гири Джи Махарадж вместе со своим другом Колей умело ликвидировал с помощью разных хитрых способов. Скандалы с родителями ему были ни к чему. У него с Колей было свое особое, тайное место — ложбинка и кустарник на горке, по пути из школы к дому. Там они закапывали вырванные из дневников страницы, исписанные красными чернилами учителей. Этих страниц там были десятки! Учителя и родители, наверное, даже не догадывались об этом, а ведь все было так просто: покупаешь новый чистый дневник, вырываешь старые страницы, разгибаешь скрепки, вставляешь новые страницы, переписываешь расписание уроков, выставляешь старые даты — и все чисто! Дети бывают гораздо хитрее взрослых, особенно, если эти дети медитируют… Дух Свами Вишнудевананды был внутри спокоен, но его огромная энергия искала выхода. Он пытался сам построить самолет в отцовском сарае, раз за разом, игнорируя все запреты, лазил в штольни и бомбоубежища, подземные ходы, которые были рядом с домом. Планировал отправиться в полярную экспедицию на собачьих упряжках к Северному Полюсу искать следы знаменитого полярника Руаля Амундсена. Подбивал детей утащить на ремнях из соседнего детского сада настоящий катер, поставить его на воду в море, отремонтировать, оснастить веслами и оружием (бутылками с карбидом на жгутах-катапультах), чтобы как заправские пираты выходить в море, нападать на суда, захватывать их сокровища, и складывать в пещере (что за пираты без сокровищ в пещерах? ). Он с ребятами хотели пробраться на охраняемую ВОХР территорию радиозавода, чтобы раздобыть металлический корпус, детали, и собрать из них гигантского летающего робота, с ракетами в груди, наподобие гиг-робота из культового тогда японского мультфильма «Корабль-призрак». Родители не уставали удивляться его фонтанирующей, бьющей через край фантазии. Еще Свами пристрастился к чтению. Читал запоем все, что было в районной детской библиотеке. Иногда книгу в шестьсот страниц он мог осилить за один вечер. После такого чтения его опыты медитации и самадхи усиливались, стоило где-нибудь присесть или прилечь. Он полюбил читать книги большей частью именно за это. Библиотекари его отмечали как самого читающего ребенка в районе, и он часто получал от них призы, как лучший читатель. Они даже организовывали что-то наподобие выставок (как сейчас бы сказали, «презентаций») с его участием, где Вишнудевананда выступал в классах перед детьми, рассказывая о прочитанных книгах. Он помнит, как рассказывал о серии замечательных детских книг Александра Волкова «Волшебник изумрудного города», «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». С момента его первого пробуждения прошло два года. Он начал чувствовать сильные потоки энергии в своем энергетическом теле. Эти потоки, словно ручейки, двигались по каналам, вызывая необычное блаженство, тепло и покалывание во всем теле. Это блаженство пронизывало его всякий раз во время сидения за партой в школе, ходьбы, еды, купания, чтения, игр, слушания музыки, касания чего-либо. Иногда оно вело к расширению сознания, иногда нет. Порой дух Вишнудеваннады был един с ним, но иногда оно было как бы само по себе, а его осознавание — само по себе. Иногда, когда он здоровался с друзьями, дотрагиваясь до них, слышался легкий треск, и они говорили, что их «било током». Все, самые обыденные вещи доставляли Свами тонкое, трепетное наслаждение, до такой степени, что он терял ощущение времени и места. Свами ВИшнудеваннаде постоянно хотелось быть в одиночестве, чтобы танцевать, петь, шутить без всякого повода сутки напролет. Он был более чем счастлив наедине с собой. Переживая блаженство, он ничего не искал, не просил, не хотел, и был всегда в восторге. Чего искать ребенку, ум которого напоминает космос, а тело до краев полно блаженства? Только одиночества, чтобы этому никто не мешал, не отвлекал. Это блаженство было для Вишнудевананды и опьяняющим божественным вином, и, одновременно, камнем преткновения, так как существовал большой соблазн зацепиться за него, забыть себя и утонуть в нем окончательно. Свами постоянно непроизвольно сосредотачивался на нем, его ум останавливался, и он поглощался им до самозабвения. Иногда его ум пытался связать блаженство с чем-то внешним и конкретным, но моя внутренняя пустота сразу же бунтовала и быстро показывала ему, что это неверный путь. Тогда ум покорно соглашался, а блаженство открывалось бесконечному внутреннему пространству, соединялось с ним, придавая ему живость и восторг. Я был полон огромной энергии, которая буквально распирала меня. Я мог бродить ночами напролет и не уставать. Став старше, Вишнудевананда узнал, что в учении тантризма есть особые методы работы с энергией блаженства, когда йогин учится концентрироваться на эстетическом наслаждении —удовольствии от еды и питья (асвада-дхарана), от музыки (шабда-дхарана) и вообще на всем, что приносит удовольствие (манастушти-дхарана). Но тогда он делал это интуитивно. Интуитивно, но как эффективно! Это блаженство, соединяясь с внутренней пустотой день и ночь, растворяло в нем все то, что он раньше считал собой. Это растворение, известное как Лайя-йога, происходило с ним в таком раннем возрасте, поскольку он уже выполнял эти практики в прошлых воплощениях и достиг в них успеха. Уже став взрослым, зрелым садху, он понял, что это сама Великая Мать, Вселенская сила — Шакти с детства вела, благословляла и испытывала его через свою ананда- и хладини-шакти, энергию и силу радости, блаженства. 

Великая Божественная Мать, Вселенская сила всегда любила его, оберегала и защищала. Свами всегда чувствовал ее великую любовь. Это трудно объяснить. Она кормила его как своего любимого сына, лелеяла. Вишнудевананда чувствовал ее нежные и ласковые руки всегда и везде. Ее любовь сейчас и всегда была именно материнской. Она любит тебя беззаветно, чисто, всем сердцем, просто за то, что ты есть, не рассуждая и не осуждая. А если кто посмеет обижать ее любимое дитя, она, как любая мать, не рассуждая, не разбираясь, немедленно встанет на защиту своего ребенка, готовая испепелить обидчика своим ужасающим материнским гневом. Свами Вишнудевананда неоднократно убеждался в этом — Великая Божественная Мать всегда берегла и защищала его. Она делает это и сейчас. Свою земную мать он тоже рассматривал, как проявление этой беззаветно любящей Вселенской Матери. Любовь и благословение Великой Матери пронизывало всю его жизнь. Свами Вишнудевананда Гири все больше и больше тянуло к юродству, бродяжничеству, отшельничеству, отказу от всего, что есть в обществе, от всех его норм, понятий и правил. Он не хотел быть «как люди». Каким-то образом на фоне огромного блаженства он ухитрялся не терять то ощущение пространства «Я-есмь», чувство вселенского, космического присутствия и осознанности, которое всегда учило его изнутри. Оно учило его гибкости, внимательности, чуткости, тонкости. Слушая это пространство, доверяя ему, он сохранял адекватность, ясность и гибкость, переживая блаженство. ОН не позволял себе теряться в нем и «наркоманить». Так, сам того не зная, он преодолел первуюловушку, ждущую человека на пути к Освобождению, — блаженство.

Комментариев: 0

Свами Вишнудевананда Гири и космос



С самого детства Свами Вишну Дэв любил космос и все, что с ним связано. Его поколение росло в 70-е и 80-е, под непрерывные телетрансляции о запусках космических кораблей и о героях-космонавтах, покоряющих космос. Фантастическая литература об освоении других планет была излюбленной темой его разговоров во дворе и в школе. Жюль Верн, Александр Беляев, Айзек Азимов, братья Стругацкие, Кир Булычев, Рэй Брэдбери — эти книги воспитали целое поколение его сверстников. Коммунистическая идеология, при всех ее изъянах, воспитывала в людях дух прогрессорства и предполагала активное освоение космоса. 
В школе учитель истории рассказывал Свами Вишну Дэву, что через 20 лет будет построен коммунизм, и будут созданы базы и космические станции на Венере и других планетах. Будет налажено постоянное транспортное сообщение между Луной и Землей.
Тогда подобным вещам никто не удивлялся, все это говорили, все верили этому и принимали как должное. С другой стороны, сам Шри Свами Вишнудеванандп Гири Джи Махарадж всегда ощущал мир людей и земную реальность чем-то уж очень детским, а когда подрос, на полном серьезе хотел стать космонавтом, улететь с Земли, чтобы исследовать другие миры и созерцать безграничные космические пространства. Космическая бездна, от которой веяло вселенским холодом и бесконечностью, запредельностью, больше всего соответствовала его внутреннему духовному состоянию. Поэтому стена над его письменным столом была заклеена портретами Юрия Гагарина и других космонавтов, фотографиями звездного неба, снимками Луны и других планет солнечной системы.
По чертежам из журнала «Юный техник» Свами Вишнудевананда Гири смастерил телескоп, чтобы часами рассматривать небо, Луну и звезды. Он считал это своим будущим, поскольку понимал, что земная реальность — не для него. Она ему казалась скучной, пресной и бессмысленной. Из фильмов Свами любил только фантастику, где показывали космос, инопланетян и безграничное пространство.
Он с друзьями часами обсуждал, как попадет на другие планеты, будет исследовать неземную жизнь, возможно, сражаться с инопланетными тварями. Сидеть на Земле, жить как обыватель, искать земное счастье — его вовсе не привлекала такая перспектива.
В это же время Шри Свами Вишнудевананда Гири Джи Махарадж начал писать фантастические рассказы и отсылать их в журнал «Искатель» и другие. Тогда он еще не подозревал, что вскоре обнаружет бесконечный космос внутри себя и действительно станет настоящим космическим странником, но для этого ему не понадобится ни летное училище, ни центр подготовки космонавтов, ни ракеты, ни скафандры…

Стаья взята с www.aryaloka.ru/congress-2011/exhibitor/svami-vishnydevananda-giri/328-svami-vishnudevananda-i-kosmos.html

Комментариев: 0